Душевнобольные любовники

.

Что делать, если ваш партнер — «сексуальный маньяк»
Как решить, нужна ли вам 12-шаговая программа реабилитации, психотерапия, или не нужно ничего!
Как определить, не является ли ваш партнер сексуальным маньяком? Давайте начнем с предположения — хотя я не знаю ни вас, ни вашего партнера, — что не является. По крайней мере, я в этом сомневаюсь.

dushevno_bolniye_lubovniki
Понимаю, вам может показаться странным мое намерение поставить диагноз, не видя пациента, однако сексуальные проблемы в большинстве случаев являются проблемами общения — проблемами взаимоотношений, а не зависимости. Даже само слово «связь» имеет несколько значений: «коитус», «копуляция», «сношение», но им же могут обозначаться и такие понятия, как «общение», «разговор», «взаимодействие».
Продемонстрирую это на примере не совсем пристойной шутки. Вы спрашиваете приятеля:
— Какое слово из четырех букв, оканчивающееся на «к», означает «связь»?
Ваш приятель смущается, стесняясь произнести «fuck», и тогда вы, как ни в чем не бывало, отвечаете: «talk» («беседа»).
Шутка, пожалуй, не слишком смешная, но смысл ее глубок. Причина неудовлетворительного секса — неудовлетворительное общение, а не заболевание или зависимость.
Отличительной особенностью нашей культуры являются ярлыки, которые принято навешивать на все и вся, из-за чего создается впечатление, что каждый считает себя экспертом, способным ставить диагнозы и делать глубокомысленные выводы. Любимым времяпрепровождением большинства наших граждан — от домохозяек до членов правительства — является постановка диагнозов. Даже президент Клинтон «чувствует вашу боль».
Как будто образовательных и психиатрический ярлыков показалось недостаточно, реабилитационная «наука» принялась за создание новой отрасли «домашнего врачевания», прибавляя слово «зависимость» буквально к любой проблеме, какая может прийти вам в голову, и предлагая 12-шаговую реабилитационную программу или посещение групповых сеансов терапии, которые помогут вам избавиться от всех недугов.
В наше время стало модным испытывать «зависимость» от чего-либо более изощренного, нежели «старые добрые» сигареты, алкоголь и наркотики. Теперь на смену этому «старью» пришла новая волна веществ и явлений, от которых можно «зависеть». Сегодня вы вполне можете испытывать «зависимость» практически от всего, что попадает вам в рот, — шоколада, сырников, мороженого, орешков, — и от любой деятельности, которой любите заниматься — от работы, тенниса, плавания, бега и т. д.
Образовался целый класс «больных», недуг которых обозначается прибавлением слова «-голик» к тому, что человек любит есть, пить или делать — особенно, если он ест, пьет или делает это с частотой и количеством, превышающими допустимые, по мнению общества, нормы. Сегодня 12-шаговые реабилитационные программы и групповые терапевтические сеансы проводятся не только для алкоголиков (как это скучно!), но и для трудоголиков, шоколадоголиков, игроголиков, сексоголиков — даже для документоголиков.
Недавняя статья в журнале «Редбук», озаглавленная «А вы не документоголик?», советует читателям, как эффективнее рассортировать справки, квитанции, извещения и тому подобное, и в заключение предлагает телефоны и адреса местных отделений «Анонимных нерях» — групп реабилитации документоголиков.
«Специалисты» по избавлению от зависимости создали целый диагностический балаган, поместив буквально все свойственные человеку увлечения под огромный шатер реабилитационного движения и предлагая слегка видоизмененные 12-шаговые программы как «панацею» от любой новой «зависимости».
Поскольку многие социальные проблемы нашего времени имеют непосредственное отношение к вредным привычкам (если не вызваны ими в первую очередь), неудивительно, что резкое увеличение потребления наркотиков, совершенных в нетрезвом состоянии дорожно-транспортных происшествий и вызванных курением ухудшений здоровья населения спровоцировало столь же стремительный рост количества соответствующих «специалистов» и «экспертов» самого разного толка.
Буквально за один сеанс, не имея при этом никакого образования в провозглашаемой специализации, эти «эксперты» диагностируют и излечивают любого рода «зависимости» с самонадеянной уверенностью, вводящей в заблуждение доверчивых пациентов.
Самолечение — эта истинная американская страсть — привлекает среднего человека по нескольким причинам. Во-первых, оно дает возможность не обращаться к этим заумным профессионалам. Во-вторых, человек сам может поставить себе диагноз, что само по себе для него очень заманчиво и лестно. В-третьих, оно позволяет людям образовывать группы по интересам, все члены которых занимаются одним и тем же — будь то секс, азартные игры, религиозные движения или стирка. В-четвертых, и это самое важное, оно позволяет человеку находиться в процессе «реабилитации» бесконечно долго — а означает это, что в действительности ему нужно не решить свои проблемы, а просто выполнять «намеченную программу» и еженедельно посещать собрания единомышленников.
Такой пожизненный «реабилитационный» процесс несет в себе и положительные для проходящих его людей функции. Он дает возможность упорядочить образ жизни, ставить цели, заводить знакомства с себе подобными, постоянно общаться с ними и даже строить тесные отношения.
Немногим общественным институтам сегодняшней Америки по силам справиться с такими важными задачами. Коллективная помощь соседей в строительстве, совместные изготовления женщинами одеял и церковные пикники, столь популярные в прошлом, теперь заменены бесчисленными «реабилитационными» кружками. Несомненно, что такие кружки играют важную роль в заполнении социального вакуума, но делают они это, определяя одиночество как болезнь. Люди, не имеющие друзей и близких, становятся «пациентами», якобы страдающими самыми разнообразными недугами, получившими в наше время общее название — «зависимость».
Почему я не верю в сексуальную зависимость
Я остановлюсь лишь на трех моментах, вытекающих из рассмотрения сексуальных проблем как зависимости, хотя обсуждать их можно было бы бесконечно долго.
1. Определения сексуальных отклонений, предлагаемые специалистами по изучению зависимостей, грешат существенными неточностями. Например, в одной из популярных работ указывается, что «сексуально-зависимым» считается человек, для которого значимость сексуальных отношений превалирует над значимостью других важных отношений, включая отношения в семье, с друзьями, с коллегами и т. д. Согласно сведениям Национальной ассоциации по проблемам сексуальной зависимости, таковыми являются около 14 миллионов американцев. Как это ни удивительно, но мы рискуем недосчитаться «сексуально-зависимых» личностей, если примем всерьез следующее определение сексуальной зависимости, предложенное одним из ведущих поборников этой теории:
«Как свидетельствуют факты, значительное количество американцев считают себя сексуально-зависимыми, то есть людьми, сексуальное влечение которых является непреодолимым, несмотря на любые вызываемые им последствия. Эти последствия могут быть физическими (членовредительство, сексуальное принуждение, венерические заболевания, нежелательная беременность), профессиональными (крупные финансовые потери, потеря работы, сексуальные домогательства, лишение профессиональной лицензии) и семейными (разрыв или ухудшение взаимоотношений, сексуальные злоупотребления и сексуальная дисфункция). Кроме перечисленных проблем, сексуально-зависимые личности часто жалуются на то, что их посещают навязчивые мысли о самоубийстве» (Карнс, 1986).
Если следовать определению Карнса, то вполне вероятно, что вместо 14 миллионов сексуально-зависимых мы насчитаем все 64 миллиона! На закуску можно было бы добавить к ним большую группу подростков, которые признались бы, что иногда их сексуальные фантазии кажутся им «непреодолимыми». Приплюсуйте сюда и огромное количество случаев, когда сексуальные осложнения сопровождают, но отнюдь не обязательно вызывают такие проблемы, как потеря работы, ухудшение взаимоотношений в семье или депрессия с сопутствующими ей мыслями о самоубийстве, и окажется, что в поле нашего зрения попали едва ли не все американцы.
Но поймем ли мы тревожащие человека сексуальные проблемы лучше, если навесим на него ярлык «сексуальной зависимости» и посоветуем присоединиться к группе таких же самостоятельно поставивших себе диагноз «маньяков», чтобы пройти 12-шаговый реабилитационный курс? Я в этом глубоко сомневаюсь.
Большинство сторонников подобных групп не имеют специального образования ни в психологических, ни в социальных науках и «экспертами» называются лишь потому, что занимаются этой проблемой на практике. Даже профессиональные специалисты по исследованию различных зависимостей далеко не всегда компетентны в диагностике, психотерапии и психиатрии. Поэтому они и не имеют соответствующей подготовки для понимания разнообразных личностных типов, рассмотренных нами в настоящей книге.
Например, те «документоголики», о которых рассуждают в журнале «Редбук», на деле являются не более чем «невротиками» со склонностью к накопительству, и разумный врач-практик почерпнет информацию о них из соответствующей специальной литературы, а не станет называть таких пациентов всякого рода «маньяками».
Поддерживать сексуальные взаимоотношения неизмеримо сложнее, чем принять решение о том, выбросить или сохранить какой-то документ, и любые попытки определить сложные сексуальные проблемы как зависимость являются глубоко ошибочными.
2. Отношение к сексуальным проблемам как к зависимости превращает секс в заурядное явление. По мнению Клина (1989), принуждая человека признать, что он «бессилен», мы заставляем его отказываться от борьбы с чувством вины, стыда и темными сторонами его индивидуальной сексуальной природы. Клин утверждает, что выражение «Я раб своих привычек», прочно вошедшее в обиход, в действительности означает: «Не покушайтесь на мои оборонительные сооружения!»
Далее Клин отмечает, что компетентный терапевт обязан противостоять темным сторонам личности своего пациента, а не вступать с ним в тайный сговор и именно на такой основе проводить лечение. Согласие с диагнозом, самостоятельно поставленным себе «зависимой» личностью, приводит к противоположным результатам, потому что: 1) оно дает человеку основание поверить, что причины его глубоких внутренних сексуальных проблем лежат во внешних обстоятельствах; 2) оно превращает в болезнь то, что часто находится в разумных границах нормального сексуального поведения, — то есть активная мастурбация, например, далеко не всегда является признаком каких-либо отклонений; 3) оно не учит пациента принимать сложные решения, подменяя их формулой «Просто скажи «нет»!»
Специалист по планированию семьи Фэй Уоттлтон высказалась по этому вопросу коротко и ясно: «Фраза «Просто скажи «нет»!» помогает людям воздерживаться от деструктивного поведения столь же эффективно, как пожелание «Удачного вам дня!» помогает избавиться от депрессии».
3. Профессиональные психотерапевты и сексологи оказались подменены «специалистами по зависимостям», выдающими себя за экспертов в области сексуальных проблем. Эти «эксперты» обычно не обременены каким-либо специальным образованием в сфере диагностики, психотерапии и сексологии. Часто они знакомы с «реабилитацией» только на собственном опыте (в действительности это означает, что сами они обладают целым букетом нерешенных сексуальных или поведенческих проблем).
Эти «самореабилитирующиеся специалисты» по зависимостям стали светилами новой дисциплины, которую они сами же и окрестили «сексуальной зависимостью». Теперь они с воодушевлением руководят 12-шаговыми программами, которые прошли сами, подвергая им пациентов, часто испытывающих «зависимость» от реабилитационных процедур! Возможно, настало время собирать группы реабилитации «реабилитоголиков».
Итак, если вы или ваш партнер чувствуете, что вас влекут, манят или захлестывают сексуальные желания с такой силой, что вы не можете им сопротивляться, если они препятствуют семейной жизни или противоречат общественным нормам, то вам следует проконсультироваться с профессиональным терапевтом, который поможет вам определить, нормальны или патологичны эти желания.
Если ваше сексуальное влечение необычайно высоко или вы опасаетесь потерять над собой контроль, профессионал поможет вам разобраться в причинах ваших проблем. Консультация со специалистом пойдет вам только на пользу, сам факт ее вовсе не означает, что вы — личность «сексуально-зависимая». Ваша сексуальность может быть просто интенсивной или, в некоторой степени, «навязчиво-невротической», но рассматривать ее как проявление зависимости — в корне ошибочно.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.