НАСИЛИЕ В СЕМЬЕ

.

Насилие в семье является одной из самых острых социальных проблем во всем мире. Отсутствие четких определений, исчерпывающей информации о масштабах и причинах применения силы создает препятствия для усилий, направленных на разрешение этой проблемы. С нашей точки зрения, насилие в семье является типично виктимологическим проявлением.
Домашнее насилие – это повторяющийся с увеличением частоты цикл: физического, словесного, духовного и экономического оскорбления с целью контроля, запугивания, внушения чувства страха.

nasiliye
Это ситуации, в которых один человек контролирует или пытается контролировать поведение и чувства другого. Как следует из самого термина, случаи домашнего насилия происходят в семье или среди людей, ведущих общее семейное хозяйство. Один человек подчиняет себе всех других путем морального или физического принуждения. Причем 70 % всех жертв тяжких насильственных посягательств, совершенных в семье, составляют женщины и дети.
В конечном счете можно сказать, что насилие против женщин – это своего рода функция убеждения в том, что мужчина превосходит женщину и что жена является его собственностью, которой он может распоряжаться по собственному усмотрению.
Насилие над женщиной и ребенком представляет собой нарушение прав человека, поэтому правительство каждой страны предпринимает шаги для борьбы с насилием, даже если оно совершено в семейном кругу.
Выделяют четыре типа насилия в семье:
• со стороны родителей по отношению к детям;
• со стороны одного супруга по отношению к другому;
• со стороны одного ребенка по отношению к другому ребенку;
• со стороны детей и внуков по отношению к престарелым родственникам.
Каждый конкретный тип насилия представляет собой самостоятельную проблему, обладающую специфическими чертами. Причины, условия, формы проявления насилия, последствия насильственных действий будут иметь свои особенности, которые необходимо учитывать при анализе ситуации в семье.
У всех типов насилия как у виктимологического процесса есть общая закономерность – цикличность протекания. Условно этот цикл можно разбить на три временных периода:
1. Нарастание напряжения. Характеризуется нарастанием словесных оскорблений и мелкими физическими столкновениями. Женщина старается успокоить своего партнера, отчаянно пытаясь избежать серьезного конфликта. Ее чувство беспомощности и страха растет по мере того, как конфликты становятся более серьезными. Данный период длится неделями или даже годами до тех пор, пока психическое напряжение не достигнет экстремального значения.
2. Сам факт насилия. Представляет собой начало серьезного насилия. Женщина не в состоянии повлиять на исход второго периода и может только лишь пытаться защитить себя и своих детей.
3. Последствия. Мужчина может проявлять раскаяние, любовь и намерение измениться. Данный период порождает надежду женщины на то, что насилие прекратится. С течением времени третий период становится все короче и короче.
Особенность психосоциальной помощи жертвам насилия заключается в том, что она направляется одновременно на позитивное изменение среды, в которой находится жертва насилия, и на изменение системы ожиданий
самой жертвы. Важная особенность концепции помощи жертвам насилия: не обвинять, а помочь измениться. Такой подход позволяет работать не директивно, а формируя мотивацию. Работа, как правило, выполняется командой специалистов разных направлений. Главное – создать все условия для разидентификации участников конфликта с позицией жертвы и сформировать устойчивую мотивацию на трансформацию агрессивных энергий.
Особое место занимает работа с родителями по поводу жестокого обращения с детьми. Родители обращаются за помощью, как правило, отнюдь не с жалобами на свое поведение в отношении детей и не с желанием измениться, а с претензиями к ребенку. Ребенок, подвергающийся моральному и физическому насилию, может вести себя как виктимизатор, транслируя родительскую жестокость другим людям, или как жертва, буквально притягивающая жестокое обращение сверстников и учителей. Именно эти проявления, как правило, и являются содержанием жалобы родителей.
Они даже не предполагают, что происходящее с ребенком является проявлением в том числе и их собственного опыта, приобретенного и унаследованного.
В консультативной практике Ч. Тойча описан такой случай. К нему на консультацию пришла женщина с семилетним ребенком. Проблема заключалась в том, что мальчик в последние месяцы буквально не выходил из состояния преследуемого – жертвы. Его избивали сверстники на улице; он упал и сломал руку; его ложно обвинили в том, что он разбил стекло…
Выслушав, Тойч попросил маму выйти. За большим столом напротив друг друга сидели два человека: один – убеленный сединами мастер-консультант, другой – маленький мальчик. И вдруг у Тойча возникло внутреннее, ничем не мотивированное желание ударить мальчика. Он понимал всю абсурдность ситуации, но такой импульс у него возник.
После детального консультативного разбора выяснилась подробность, которая все объяснила. Мама мальчика во время войны попала в концентрационный лагерь. Ей было семь лет, вместе со своим маленьким братиком она ожидала своей скорбной очереди – в газовую печь. Фашист схватил мальчика и увел умирать, а девочка осталась жить.
Животный страх, который бедная женщина пронесла через всю свою жизнь, сфокусировался теперь в мальчике, постоянно разогреваемый бессознательной системой ожидания матери.
Рассмотрим здесь некоторые особенности детского опыта родителей, которые испытывают сложности при взаимоотношении со своими детьми.
Первая особенность – серьезные проблемы в их собственном детстве. Они также испытывали моральное и физическое насилие со стороны своих родителей. В общении со своим ребенком они снова и снова воссоздают ситуацию своего детства, не умея отпустить ее.
Вторая особенность является прямым следствием первой. Родители не умеют быть хорошими родителями. Они не понимают своих детей, эмоционально отстранены, не знают, как выразить позитивные чувства. Их поведенческий репертуар беден.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.